Реакция Светланы Семеновой, Уполномоченного по правам ребенка на пост Березового

19:45
3046
-6
Реакция Светланы Семеновой, Уполномоченного по правам ребенка на пост Березового

Сегодня на странице Светланы Семеновой в Facebook, Уполномоченного по правам ребенка в Иркутской области появился комментарий  на пост Березового.

Добрый вечер. В комментариях к предыдущему посту, мне были заданы дополнительные вопросы по ситуации с ребенком Владом Шестаковым и в связи с новыми публикациями, которые продолжают появляться в социальных сетях. 

Во-первых, все исчерпывающие разъяснения по поводу медицинского сопровождения ребенка в постоянном формате излагались на официальной страничке Минздрава по Иркутской области и Черемховской горбольницы, не вижу смысла их пересказывать.

Во- вторых, я не врач, чтобы давать компетентные ответы по поводу, конкурирующего заболевания, о наличии которого говорит господин Березовой А.Э., сделавший выводы, как «взрослый хирург по первому образованию.» Обозначив этот вопрос при личной встрече, была достигнута договоренность об экстренной консультации врачей из Ивано-Матренинской больницы, которая, по моим сведениям, не подтвердила данный диагноз. Все имеющиеся на сегодня осложнения в состоянии здоровья ребенка, связаны с основным заболеванием. При согласовании с мамой, после проведенной консультации, ребенка подключили к ИВЛ, исходя из имеющейся на тот момент динамики развития болезни. Повторюсь, при моем посещении, малыш не стонал и не плакал. На следующий день, вся тактика лечения, иные вопросы медицинского сопровождения ребенка, обсуждены (и подтверждены) непосредственно с руководителем Росздравнадзора Ледяевой Н.П. Как уже сказала, публичную оценку видео, размещенную в интернете, комментировать не буду по профессиональным и этическим соображениям.

В -третьих, по поводу транспортировки. Сам Александр Эдуардович на встрече подтвердил, что предоставленная им скорая и прибывшие с ним специалисты не могли и не имели права на перевозку такого тяжелого ребенка. Имеющиеся у данной организации лицензии не позволяли этого сделать. Решение о нетранспортабельности ребенка принималось коллегиально, в рамках системно проводимых консилиумов. На встрече со мной, мама подтвердила, что предыдущая договоренность с клиникой из Турции уже не может быть выполнена ввиду их отказа (Я, подтверждающие данные намерения турецкой клиники документы, не видела, они не были предоставлены), но мама, Наталья Васильевна, сказала, что есть новая клиника, готовая их принять (данные клиники назвать отказалась, предоставить подтверждение соответственно тоже).
И последнее, каждый из нас выполняет свой профессиональный долг в рамках имеющихся компетенций, а также совести и чести. Заставить врача, специалиста, здраво оценивающего свою ответственность за последующие действия, вопреки его профессиональной позиции, в правовом поле невозможно. Ответственность за возможность транспортировки, анализ рисков при этом возникающих, возложена на врачей, непосредственно принимающих такое решение. Какова мотивация медиков, в здравом уме не давать воспользоваться малейшим шансом, если он имеется? Ответьте на него те, кто упрекает врачей в бездушном отношении. Все медицинские специалисты, которые круглосуточно сопровождали тяжело больного ребенка, не роботы, а живые люди, имеющие своих детей и как никто понимающие ценность жизни. Подумайте, пожалуйста, об этом....

Нет комментариев. Ваш будет первым!
Загрузка...